Новости
21 декабря 2017, 07:45

В пермской больнице умер трёхлетний мальчик из Добрянки

О том, что сын помещён в реанимацию краевой больницы и готовится к операции, родная мама узнала через смс-сообщение. / Фото Екатерины Подчезерцевой

16 декабря в Пермской краевой больнице после перелома руки умер малыш, который больше трёх месяцев жил в опекунской семье*.

Остались без мамы

Ещё в августе мы писали , что в Добрянскую больницу на социальную койку попали сразу два маленьких ребёнка. Тогда трёхлетнего Мишу и его двухлетнюю сестру Леру забрали сотрудники правоохранительных органов из семьи.

– Я понимаю, что виновата, – сокрушается мама малышей Вера Иванова.

Она рассказывает, что ей позвонил бывший муж и попросил приехать к нему, мол, даст денег на детей. Малышей оставила под присмотром старшего 16-летнего сына и мужа сестры. Денег от бывшего супруга не получила, но… согласилась выпить с ним, потом ещё и ещё.

Когда Вера опомнилась (примерно неделю спустя), детей не оказалось дома, а на неё уже был составлен протокол за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию. Как ей передали позже, пришла участковый врач, и оба мужчины скрылись по непонятной причине, оставив медработника на пороге и двух малышей в квартире.

Вера побежала в опеку, чтобы ей разрешили забрать детей. Там ей выдвинули условия: найти постоянную работу и пройти лечение от алкогольной зависимости.

– Специалисты опеки пошли мне навстречу, я очень быстро оформила документы на дочку, – вспоминает женщина. – Иначе Леру должны были отправить в Дом малютки в Усть-Кишерти.

А Мишу перевели в Добрянский центр помощи детям. Навещать сына Вера приходила каждый день.

В опекунскую семью

– Хотя я не была ограничена в правах, на время оформления документов мне в Центре предложили отдать Мишу в семью на время, – объясняет мама мальчика. – Я оценила обстановку и подписала бумагу на согласие.

Думала, что ему в домашней обстановке будет лучше.

И вскоре малыша передали под опеку в одно из сёл района.

– Через два дня Миша начал называть нас с мужем мамой и папой, – вздыхает его опекун Елена.

В семье Елены и Степана растут трое своих детей, помимо них на воспитании у пары находились ещё двое подопечных, Миша стал третьим. Соседи отзываются о многодетных родителях только с положительной стороны: никогда не замечали, чтобы с детьми плохо обращались, родители работают, не пьют.

– Они ведут активную общественную жизнь, участвуют в школьных и садичных мероприятиях, – сообщила и.?о. директора сельской школы. – Все дети всегда выглядят опрятно и ухоженно. Обо всех заботились одинаково, не делая различий на своих и чужих.

Роковое падение

Днём 3 декабря малышня бегала по дому, резвилась перед дневным сном. Миша упал, стукнулся локтём.

– Он спокойно лёг поспать, покушал, когда проснулся, – вспоминает Елена. – А к вечеру поднялась температура, и Миша стал жаловаться на боль.

На ночь глядя отправились в ближайший травмпункт – на Гайву, где медики зафиксировали у мальчика перелом руки, наложили гипс. Опекуны сообщили в Центр, а те в свою очередь – родной маме.

Рука беспокоила ребёнка, но чувствовал он себя хорошо, а 6 декабря, по словам Елены, подскочила температура. В том же травмпункте, куда привозили мальчика на приём, посоветовали обратиться к местному фельдшеру, чтобы подтвердить ОРВИ.

В этот же день приезжала проверка из Центра, но Миша в этот момент спал, и его не стали тревожить.

– Я следовала всем предписаниям медиков, не отходила от него ни на шаг, – утверждает Елена. – Как мы могли знать, что всё так обернётся?

Вера, в свою очередь, тоже переживала, регулярно звонила справиться о состоянии ребёнка.

- Мне показалось, что мои звонки в тягость опекунам, и я перестала звонить, – вспоминает Вера.

А уже 11 декабря из добрянского Центра ей прислали смс-сообщение, что сын помещён в реанимацию краевой больницы и готовится к операции.

В реанимации

– Мне сказали, что он начал задыхаться – у него была жидкость в лёгких, на руке язвы, всё тело болело! – с горечью восклицает Вера.

В восьмом часу вечера ей сообщили, что Миша подключён к аппарату искусственной вентиляции лёгких, но жив.

– Когда я приехала в больницу, на меня набросилась врач-реаниматолог, которая лечила сына, – делится женщина. – Она чуть ли не кричала на меня: «Как можно так запустить ребёнка?»

Через несколько дней были отмечены улучшения, мальчик задышал сам, покушал. А потом наступил криз: опять аппаратное дыхание, кормление через зонд. О том, что сын умер во время экстренной операции, Вере сообщили 16 декабря около 10 вечера.

А ведь на 20 декабря была назначена комиссия, где Вера должна представить результаты лечения и прочие документы. А после неё Миша должен был бы поехать домой.

Начато следствие

После вскрытия появились сомнения в правильности назначенного лечения. В медицинском заключении стоит диагноз «остеомиелит» – гнойное воспаление кости – и сепсис.

– Мне врачи позже сказали, что вряд ли спасли бы сына, даже если бы привезли его раньше. Надо было сразу после перелома начать курс антибиотиков, – поясняет мама Миши. – Я не держу на опекунов зла.

Вера сообщила, что все расходы на погребение взял на себя Добрянский центр помощи детям. Опекуны также готовы помочь женщине и собираются приехать на Мишины похороны.

По факту смерти мальчика возбуждено уголовное дело.

* В статье понятие "опекунская семья" употребляется в значение, которое надо понимать следующим образом: семья, взявшая на временное воспитание неродного ребёнка. Не является юридическим термином. Данная семья считается группой семейного воспитания при Центре помощи детям.

Имена в статье изменены.

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg